Параграф №7

Доклад «Модернизация России как построение нового государства», презентованный 29 октября в ИНСОРе и подготовленный группой экспертов, не входивших прежде в «инсоровский пул» (Михаил Ремизов, Илья Пономарев, Константин Бакулев), свидетельствует о том, что один из крупнейших think-tanks интеллектуальной российской фронды поменял основную стратегическую концепцию.

Доклад вызвал оживленную реакцию экспертного сообщества и произвел фурор в СМИ: такое нечасто бывает с документами, которые готовят профессионалы для профессионалов. Впрочем, не так давно медиа активно обсуждали выдержки из доклада Кричевского-Иноземцева, вышедшего под эгидой Института национальной стратегии; так как один из авторов «Модернизации», Михаил Ремизов, является главой ИНС, то можно говорить об общем для обоих документов тренде.

Загадка «седьмого параграфа»

Причина, по которой СМИ так заинтересовались «Модернизацией», заключается в седьмом, последнем, параграфе заключительного раздела тридцатидвухстраничного доклада. Давно известно, что лучше всего запоминается последняя фраза; в данном случае речь шла о предложении создать «вторую вертикаль власти», предназначенную для решения модернизационных задач, стоящих перед страной.

Между тем, доклад представляет собой добротное и актуальное исследование феномена модернизации применительно к российским реалиям. Он, безусловно, заслуживает того внимания, которое было ему уделено – жаль только, что внимание это было приковано почти исключительно к предложениям по созданию «второй вертикали».

Понимали ли авторы доклада, что экспертное сообщество и СМИ среагируют именно так? Несомненно, понимали.

Могли ли они вовсе обойтись без политических провокаций, содержащихся в седьмом параграфе?

По-видимому, да. Научная ценность доклада от этого бы не пострадала.

С другой стороны, создается впечатление, что все 32 страницы доклада, все эти рассуждения о модернизации и критический анализ современной российской действительности, писались лишь для того, чтобы оправдать поразительные предложения седьмого параграфа. Ведь фактически речь у авторов идет о создании не столько нового, сколько параллельного государства (в этом смысле название доклада является смысловой ловушкой, т.к. предполагает превращение старого государства в новое; по мысли же авторов, старое государство, точнее, его регулярная бюрократия, не способно к модернизации в принципе). Надо сказать, что в российской истории подобного рода попытки создать «вторую вертикаль» предпринимались неоднократно. Глеб Павловский, например, вспомнил о выстраивании структур российской власти внутри Советского Союза в 1990-1991 гг. А у активиста Левого Фронта Дарьи Митиной (она же известный блоггер kolobok1973), принимавшей участие в обсуждении доклада, возникли ассоциации с опричниной. Можно вспомнить и об окончившемся кровавыми столкновениями противостоянии двух «вертикалей власти» в 1993 г. – правда, тогда вертикали сложились стихийно. Во всяком случае, архетип «второй вертикали» в русском общественном сознании возник не вчера, и носит, как представляется, ярко выраженный негативный оттенок.

Вряд ли авторы доклада не приняли этого во внимание. И эти аллюзии, и использование специфической лексики (все эти «чрезвычайные комиссии» и «стратегические штабы») были заранее ими просчитаны. Возникает закономерный вопрос: что же в этом случае двигало авторами?

Новые люди в штаб-квартире либеральной фронды

Как представляется, доклад в целом и седьмой параграф его заключительного раздела имеют разных адресатов.

Что касается основного содержания документа, то это серьезная аналитическая работа, являющаяся, на наш взгляд, ответом на статью президента Дмитрия Медведева «Россия, вперед!». И в этом качестве ее можно только приветствовать, поскольку упомянутая статья по непонятным причинам до сих пор не вызвала того общественного и экспертного резонанса, которого она, несомненно, заслуживает. Вообще говоря, идеологам «партии власти» должно быть стыдно оттого, что это не они, а оппозиция оперативно откликнулась на приглашение президента страны вести дискуссию о проблемах модернизации. Адресат этой работы – общество в целом и экспертная среда в частности.

Однако седьмой параграф существенно меняет картину, поскольку адресован лично президенту страны и его аппарату. С точки зрения части экспертного сообщества, это еще одна (очередная) попытка «вбить клин между членами правящего тандема». Однако повторение избитых штампов (о раскалывании тандема говорят с момента его возникновения) мешает разглядеть суть проблемы. Как представляется, ИНСОР пришел к выводу, что прежняя тактика (эту тактику можно условно говоря назвать «запугиванием»; она в основном была связана с достаточно специфической фигурой Евгения Гонтмахера, о котором я уже писал на страницах РЖ) в нынешних условиях неэффективна. «Новочеркасск-2009», которым Гонтмахер пугал президента, не состоялся; локальный кризис в Пикалево был быстро купирован Владимиром Путиным, и хотя проблема российских моногородов по-прежнему остается нерешенной, очевидно, что апокалипсический сценарий, о котором говорили мудрецы из ИНСОРа, маловероятен (или, что точнее, невероятен без активной помощи извне). Но самое главное – стало ясно, что Гонтмахер и ему подобные являются совершенно неподходящими экспертными и медийными фигурами для озвучивания подобных страшилок.

Ибо если эксперт N был известен как сторонник людоедской либеральной санации, то поверить в то, что его вдруг взволновали проблемы жителей моногородов с разоряющимися градообразующими предприятиями, достаточно сложно. К тому же праволиберальный фланг, к которому принадлежит г-н Гонтмахер, в последнее время потерпел ряд чувствительных поражений (к которым можно отнести, например, крах наследника СПС – партии «Правое дело») и в результате действий некоторых своих представителей грозит выйти за границы элементарной рукопожатности. Я имею в виду, прежде всего, безумное поведение Александра Подрабинека, скомпрометировавшего не только правозащитное движение, но и праволиберальный лагерь в целом.

В этой ситуации руководство ИНСОРа (прежде всего, Игорь Юргенс) поступили совершенно разумно, сделав ставку на новые экспертные группы. Авторы «Модернизации...» в основном левые. Михаил Ремизов относится к левому флангу «просвещенного национализма» (который сам Ремизов когда-то назвал «левым консерватизмом», а я чуть позднее — «правой социал-демократией»), хотя в последнее время ощутимо мигрирует в сторону «левого либерализма». Что же касается Ильи Пономарева, то он является основателем Левого Фронта и депутатом от «социалистической» партии «Справедливая Россия». Третий автор доклада, Константин Бакулев, также был тесно связан с Институтом проблем глобализации (он был заместителем директора ИПРОГ Бориса Кагарлицкого). Надо заметить, что подкомитет по технологическому развитию Госдумы РФ, который возглавляет Константин Бакулев (руководитель аппарата Ильи Пономарева), уже не в первый раз сотрудничает с ИНСОРом: так, в июле этого года в ИНСОР состоялся круглый стол посвященный проблемам информационного общества, организованный этим подкомитетом.

Расширенный ИНСОР контратакует

Конечно, ИНСОР не может пока работать с деятелями Левого Фронта, однако сотрудничать с депутатами и экспертами, близкими к респектабельной «Справедливой России» - отчего бы нет? Очевидно, что левый дискурс гораздо менее болезненно воспринимается обществом, нежели классическая либеральная стратегия Гонтмахера и ему подобных.

Итак, стратегия изменилась, однако остается неизменной цель: получить максимум выгод от развития интриги, связанной с выборами 2012. На этом пути группа, разрабатывающая новую стратегию ИНСОРа, вступила в конфликт с «непримиримой оппозицией», по преимуществу правой. Неадекватно истеричная реакция правых либералов на достаточно конструктивную статью Марины Литвинович показывает, что правые (золотые перья «Ежедневного журнала» и «Граней.ру», руководители ОГФ) болезненно воспринимают попытки части оппозиции использовать тему модернизации для усиления своего системного влияния на политический процесс. «Шевеления в стане апологетов нашей новой политтехнологической доктрины, описывающей скорую «модернизацию России» путем создания «медведевского большинства», нынче настолько заметны, что одной лишь саркастической ухмылкой по поводу всей этой кутерьмы обойтись уже затруднительно», - пишет, например, один из рупоров правой оппозиции Александр Рыклин. Не случайно, Рыклин называет тех деятелей оппозиции, которые готовы откликнуться на призыв президента к модернизации, «расширенным ИНСОРом». Это «наши "либералы" в Кремле и Белом доме, то есть люди, трезво оценивающие ситуацию в стране и преследующие всего одну цель – сохранения нынешнего "статус-кво"» - делает вывод Рыклин.

Полемический задор уводит Рыклина слишком далеко. «Расширенный ИНСОР» заинтересован в сохранении статус-кво не больше, чем праволиберальная оппозиция. Только там, где правые делают ставку на «оранжевую революцию», осуществленную при активном содействии извне, ИНСОР предлагает внутрисистемную трансформацию – «построение нового государства» силами уже имеющихся властных институтов.

Именно об этом и свидетельствует седьмой параграф.

 

Статья опубликована в «Русском журнале»

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter