Африка южнее Сахары

В  традиционной  Африке, как и в доколумбовой Америке, религиозно-идеологические методы управления во многом заменяли бюрократию. Но в доколумбовой Америке роль сердцевины идеологии выполняли  природные явления, в Африке – духи предков. Поэтому в Америке очень значимы были обобщённые принципы, разработанные по аналогии с движением  космических тел, смены сезонов. В Африке же – человек, воплотивший себе первопредка.

Например, Большое Зимбабве построили в честь предков удачливых вождей. Когда удача покинула правящую семью, Зимбабве захирело…

Харизматическая власть в таковую государствах / протогосударствах Африки южнее Сахары очень напоминала таковую у владык критских дворцов. Максимум сакрализации правителя, минимум бюрократии и управленческих технологий. Кроме местного сельского хозяйства очень часто гигантскую роль в жизни высших слоёв этих обществ играла развитая внешняя торговля.

Её уровень позволил, например, правителю Мали мансе Мусе во время совершения хаджа раздать в качестве милостыни тонны золота.

Однако когда менялись торговые пути и начинались какие-либо длительные трудности, без разветвлённой системы управления справиться с этими вызовами оказывалось практически невозможно.

Такое общество — явление не только африканское или «южное». Европа эпохи развитой бронзы зачастую жила по тем же принципам. Особенно это касается т. н. Янтарного пути из Северной через Центральную Европу в Средиземноморье. Сходные общества возникали от Скандинавии до будущих славянских земель (некоторые варианты Лужицкой культуры).

Не даром эпоха поздней бронзы воспевалась в древнегреческой мифологии. В этот период закладывали некоторые глубинные ментальные принципы европейцев, такие, как легализм — незыблемость принципов и законов при наличии свободы воли.

Но многие принципы неолитической и «бронзовой» Европы отсеялись в последующий длительный период, начиная с раннего Железного века и Античности до раннего Нового времени. Тогда часть исторического наследия потеряла свою значимость. Например, восприятие власти и её носителей стало в большей степени рациональным. Другая, наоборот,  ярко себя проявила (самоуправляющихся общины). Появились и новые элементы  (бюрократия, опирающаяся на писанное право).

А в Африке основы власти, базирующейся на сакрализации правителя, сохранялись вплоть до Нового времени.

 В этом кроется одна из причин создания и укрепления африканских тайных обществ –возникла насущная необходимость других форм солидарности, помимо родственной (являющейся основой общества) в условиях слабости государственной бюрократии.

Однако  проникновение монотеизма и особенно деятельность колонизаторов подорвали основы традиционной африканской социальной иерархии. Начался процесс, подобный тому, что происходил в европейском Железном веке. Малые коллективы получали большую или меньшую автономию от социального целого,  становятся гораздо более мобильными.

У африканцев весьма серьёзно развиты коллективы выживания, они носят преимущественно родственный характер. Что способствует успешному физическому воспроизводству, сохранению ряда элементов культуры, идентичности разных уровней, успешным миграциям. Африканцы – носители развитой культуры процесса, что, например, способствует оптимизму, умению получать удовольствие от жизни вне зависимости от уровня достатка и пр.. 

Однако у африканцев территориально-гражданское начало представлено архаичными формами, подчинёнными началу родственно–племенному. Отсюда – слабость и внутренняя конфликтность гражданских и территориальных коллективов, порой слабая забота об обустройстве населённого пункта, страны в целом и пр.. Даже при вполне мирном укладе жизни интересы сограждан, неродственников и несоплеменников, нередко игнорируются.

Социальная нестабильность легко выливалась в разрушительные гражданские войны (взять тот же геноцид в Руанде). Недостаток зрелой территориальности и гражданственности мешает борьбе с опустыниванием, сохранению плодородных земель на территориях, непосредственно находящихся к югу от Сахары. Поэтому пример фермера из Буркина-Фасо Якуба Савадого,  добившего успехов в озеленении засушливых земель, востребован далеко недостаточно.

Не способствует формированию эффективных территориально-гражданских коллективов и стремление многих «семейных хуторов» использовать ментальное и культурное наследие старой харизматической власти для присвоения общественных богатств с минимальной пользой для общества, от которого они при этом стремятся обособиться. Так, например, поступают с гуманитарной помощью, подчас весьма щедрой.

К тому же африканские родственные коллективы выживания всё более ориентированы не на производство материальных благ, а их присвоение и распределение. Рост потребностей, демографическое давление и ухудшение климата делает доступные африканским коллективам выживания производственные стратегии вопиюще неэффективными. Делать же производство более эффективным мешает чрезмерный авторитаризм, характерный для многих африканских объединений родственников.

Как уже писалось, в Африке существует и сильная традиция различных сообществ неродственников (религиозные сообщества, тайные общества и пр.). Однако её во многом используют криминальные структуры и террористы (к примеру, различные структуры обобщённо называемые «Афроталибаном») (1).

Всё это усиливает конфликтность в обществе, миграционную активность. Как-то изменить ситуацию к лучшему может только укрепление территориальной и гражданской солидарности вне зависимости от родственных связей и племенной принадлежности. Например, в виде самоорганизации для борьбы с опустыниванием и развития инфраструктуры.

Также необходимо более общественно ориентированное распределение доходов от природных богатств и плантаций. Особенно в виде вложений в инфраструктуру, образование и технологии. Также целесообразно датирование международными структурами только производственных проектов преимущественно инновационного характера.

Однако  между жителями страны, затронутыми «инновационным» укладом жизни (таковых много среди горожан Нигерии, Ганы, Ботсваны и ряда других стран), и всеми остальными нарастает новый «социальный водораздел».

Поэтому, вероятно, на месте ряда нынешних, по сути постколониальных африканских обществ могут возникнуть иные социальные структуры. Например, возникших после разделения носителей более архаичных и более инновационных укладов жизни. Это разделение может сопровождаться ещё большим, усилением миграционной активности африканцев.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1.Причны многих других проблем, с которыми стакивается Африка, подробно описаны другими авторами.

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter